Грб Краљевине Србије Грб Центра
ПОЧЕТНА
О НАМА
СИМВОЛИ
Грб
Застава
Слава
АКТИВНОСТИ
Документи
Саопштења
Трибине
Медији
Најаве
РИЗНИЦА
Извори
Мисли
Истраживања
Разно
НОВО(мапа)
ЛИНКОВИ

064/ 201 27 26
czipm@yubc.net



Александрь Г. Дугин


МАГИЧЕСКИЙ ВЛАСТЕЛИН


Царское счастье



Руски Царски стег



    Tема власти испокон веков была связана с мистическими сюжетами. Фигура царя, императора, вождя виделась в особом сакральном свете. Власть воспринималось традиционным человечеством не просто как материальное или социальное могущество, но как трансцендентное избранничество. Миссия властелина была миссией священной.

    Это в разных формах запечатлено в серии религиозных теорий, мифов, легенд. В политеистическом мире Греции, Рима или Древней Индии династии царей возводились к божественным или полубожественным предкам. Священное право царской власти основывалось на видовой инаковости происхождения. Как боги правят вселенной, так и их прямые земные потомки — цари — правят землей, частью вселенной.

    В Древнем Иране цари считались наделенными специальной сверхъестественной силой — хварено или фарн. Эта сила — изображавшаяся в виде крылатого диска — давала им высший авторитет, равный богам.

    В цикле средневековых европейских легенд о Короле Артуре он предстает как сакральная фигура, призванная осуществить сложную миссию, связанную с реализацией «мистико-политического спасения» мира, — поиск Святого Грааля. Вместе с Артуром неотступно движется фигура мага Мерлина. Мерлин — жреческое начало — подчеркивает сакральную миссию королевской власти, постоянно напоминает Артуру о его предназначении, осуществляя попутно чудеса и помогая в битвах. В христианском мире это древнее священное почитание фигуры властелина не исчезло. Православие знает священную фигуру Царя-Императора, помазанника Божьего, которого святые отцы отождествляли с загадочной функцией «держащего», «катехона» из «Второго Послания святого апостола Павла к Фессалоникийцам». «Катехон»-император — тот, кто препятствует приходу в мир «сына погибели», «антихриста». Снова — хотя на этот раз в совершенно ином религиозном контексте — мы видим в фигуре Царя священное предназначение, интимную связь с тайными судьбами мира.


Метафизика власти



    Всеобщее согласие самых разнообразных религиозных форм в отношении фигуры царя не случайно. Оно вытекает из общего представления человека Традиции об устройстве мира, о роли в нем человека.

    Традиция учит, что человек поставлен в центре земного мира, в центре земных вещей, подобно тому, как Божество присутствует в центре всего бытия. Однако сам факт множественности людей, наблюдение за очевидным неравенством их качеств противоречат этому полярному представлению об избранной миссии человека как вида. Отсюда естественно возникает заключение, что подлинным человеком, «совершенным человеком», человеком в сакральном смысле является далеко не всякий. Более того, так как центр, полюс, по определению, только один, такой человек тоже должен быть одним. Это и есть метафизическая база царской власти, мистического монархизма. Царь соответствует единственному полноценному человеку. Все остальные люди — люди частные, как бы незаконченные. Их царское достоинство потенциально. Для его реализации им необходимо предпринять еще множество усилий, то есть обычные люди в каком-то смысле недолюди, недо-цари. И наоборот, если брать за норму обычного человека, то Царь видится как сверхчеловек, как нечеловек, как нечто неизмеримо большее.

Кинески Царски грб    В центре вещей не может стоять толпа. Такая система неотвратимо рухнет, так как хаос проникнет в ее сердцевину. Там, в точке полюса, есть место только для одного, для Единственного. Не важно, хорошо ли правит царь или нет. В Китае, к примеру, лучшим императором считался тот, кто как можно меньше вмешивался в конкретные дела Поднебесной и как можно больше предавался созерцанию, «деянию недеяния». В своем магическом дворце Мин-Тань китайский император передвигался в зависимости от сезона от зимнего крыла в весеннее, из весеннего в летнее и т.д., как солнце. И дела в Государстве шли отлично (народ отъедался, чиновники крали и самодурствовали в меру, мудрецы-даосы пили вино и летали по воздуху, лисы беспрепятственно заходили в гости к крестьянам и т.д. — читай традиционную                                                  китайскую литературу).

    Царь не просто самый положительный человек, «лучший изо всех», наделенный достоинствами и добродетелями. Царь просто не может и не должен оцениваться в соответствии с обыденной логикой. Его ценность заключается в его судьбоносной функции, в его особом внутреннем бытии, а не в эффективности его государственного менеджмента. Этот менеджмент — дело визирей, советников, воевод, администраторов, канцлеров, чиновников. Сам Царь выполняет сложное бремя власти уже тем, что он есть. И тем, что он — один.

    Вес царского одиночества, личного соучастия в судьбе мира, наглядно показан в фигуре «короля Немейского леса», изученной этнографом Фрезером. Одинокий «лесной царь» призван охранять священную поляну день и ночь с мечом в руке. Он не имеет никаких привилегий, он хранит святыню, не представляющую из себя никакой материальной ценности. И это длится до тех пор, пока новый претендент на статус «царя Немейского леса» не сумеет подкрасться к нему незаметно и заколоть мечом. Чтобы стать на его место и так же трагично, обреченно и воистину по-царски нести вахту высшего спасительного одиночества. Siebente Einsamkeit. Фрэнсис Коппола в своем «Apocalypse now» дал современную версию «немейского короля», сумасшедшего полковника Курца, вышедшего из-под контроля системы и организовавшего во вьетнамских джунглях маленькую жестокую монархию — последний оплот мира Традиции в деградировавшей «демократической» современности, изгнавшей дух из реальности вон. Не случайно в фильме Копполы на столе полковника Курца — книга Фрезера «Золотая Ветвь», та самая, где идет речь о «короле Немейского леса».


Неискоренимая полярность бытия



    «Чем больше все меняется, тем больше оно остается тем же самым», — шутят французы. В современном мире, где якобы покончено с предрассудками, где нормативы Традиции осмеяны и унижены, где холодная рассудочность и технический расчет затмили собой миры легенд, снов, мифов, идеалистических гамм, на первый взгляд, кажется, что нет больше места священной власти, нет места трагичной и прекрасной фигуре святого вождя. Но на самом деле все не так просто. Не так легко оказалось изгнать священное из человеческих глубин, отменить »демократическим декретом» полярную психологию, которая впиталась в человеческое существо вплоть до самых интимных глубин его.Владимир Иљич Лењин - 1923. (''ђаво је дошао по своје'') Внешняя десакрализация власти никогда не удавалась полностью. На место Мерлина, жреческих институтов, опекавших вождя, придававших ему трансцендентную ориентированность, встали новые формы «оккультной власти» — масонские ателье, оккультистские ложи, тайные Ордена, сохранившиеся до сих пор, несмотря на обмирщвление цивилизации (по меньшей мере, западной цивилизации). Внешне «выборная» и «демократическая» реальная власть сохранила укорененность в определенных структурах, которые и по методологии и по ориентации резко контрастируют с поверхностными клише «просвещенного человечества». Даже в современном мире власть все еще связана с тайной, с тайными обществами, с темными лабиринтами непростой реальности, надежно скрытой от глаз непосвященных. Материалистический советский режим, провозгласивший торжество рационализма и полный триумф разума над всеми видами «отживших предрассудков» (Церковь, монархия, народные обычаи и т.д.), на самом деле, дал в ХХ веке такую архаическую сакрализацию власти, которой не знало даже недавнее добольшевистское прошлое — романовский период. Владимир Ленин был по примеру египетских фараонов забальзамирован. Его историческая личность была молниеносно растворена в мифологическом контексте, превращена в архетип. Ленин стал культовым «первопредком» нового советского человечества, основателем новой неформальной династии «красных вождей». Снова, как в традиционном мифе, священный Вождь превращается в «человека по преимуществу», в «самого человечного человека», в воплощение объективной мудрости, лежащей в центре новой социальной реальности, на полюсе наступившей советской эры.

    Вслед за ним приходит другой мифологический властелин — Иосиф Сталин. Теперь сакрализация происходит не после смерти, но уже при жизни вождя. Опираясь на неувядающую мудрость бальзамированного первопредка, Иосиф Сталин — как римский император — единовластно правит гигантской геополитической конструкцией. Просыпается в Кремле раньше всего народа, как солнце, засыпает позже всех остальных. Сталин — советский аналог «пресвитера Иоанна», шакраварти, царя Шамбалы, стоящего в центре вещей. Его империя — уникальная волшебная территория, где отменены законы буржуазной энтропии, где протекает магическое бытие социализма, провиденциально изъятого из-под гравитационного бремени «процентного рабства».     Вместе с ним в рационалистической Европе, колыбели просвещения и критического скептицизма, на родине Канта, вивисекторов и холодных научных экспериментаторов, поднимается другой вождь, иная версия сакрального властелина. И к нему тянут сладострастные руки возбужденные толпы. В нем видится остолбенелой Европе исполнение пророчеств Фридриха Ницше о приходе сверхчеловека. Священное возвращается. Адольф Гитлер с символом полюса, центра вещей, вокруг которого вращается колесо Вселенной, воздевает в провиденциальном жесте руки к ночному своду конца кали-юги. «Я беру ночь и кидаю ее в небо…»

    Пятиконечная звезда, как и свастика, заимствована из анналов масонского символизма. Оба знака полюса, центра вещей, оба знака представляют собой иероглифы «совершенного человека», «самого человечного человека», то есть сверхчеловека.

    Но и совсем трезвые либералы не свободны от оккультных связей. Могущественная сеть масонских лож активно действует за кулисами «открытого общества». Все американские президенты в истории США (кроме Рональда Рейгана) были высшими иерархами англосаксонской масонерии. Грб Роналда РеганаРационализм и демократия соседствуют у них с пышными ритуалами посвящения в масонские степени, с легендами и обрядами «архитектора Хирама», который умирает и воскресает в градусе «мастера», то есть того, кто отныне имеет тайное право управлять непосвященными толпами, «профанами». «Коллективный Мерлин» современного масонства действует иначе, нежели архаические спонтанно всплывающие архетипы вождизма «красно-коричневого» образца, более подходящие Евразии (хотя и в нацистском и в коммунистическом движении у истоков мы встречаем те же оккультные, масонские или парамасонские организации, только более революционного, более «горячего», «идеалистического», «спиритуалистического» характера, нежели «прохладная», карьеристская, прагматическая масонерия англосаксонского образца).

    Оккультная власть атлантистского Запада не прибегает к прямым формам сакрализации. Здесь более тонкая игра. Мировое господство, установление «мирового правительства» достигается постепенно, методология гибка. До поры до времени истинные иерархи, подлинные властелины остаются в тени. На рампе веселятся бараноподобные шалунишки типа Клинтона. Архитекторы и истинные властители нитей театра кукол концентрируются в невидимых парамасонских структурах наподобие «Бильдербергского клуба» или «Трехсторонней Комиссии». Там зловеще зреет, наливаясь невидимой властью, банковская тушка процентного паука Дэвида Рокфеллера (Чэйз Манхэттен-банк).

    И красные, и коричневые, и даже либерал-демократы, — то есть все возможные формы современных и нетрадиционных политических режимов, — неизбежно сопрягают власть с сакральностью, с тайными организациями, с секретными ритуалами и закрытыми доктринами. И ничто не сулит того, что такая ситуация может вообще когда-либо измениться, пока человечество есть то, чем оно является.


Tarnhari и Евразия



    Бесполезно разоблачать оккультную подоплеку власти. Тщетно настаивать на том, чтобы власть стала прозрачной, идеально внятной для ограниченных возможностей простого обывателя. Этого никогда не будет, и никогда не было. А там, где это формально провозглашается, речь идет об обыкновенном подлоге, о массовом надувательстве, об инструментальном использовании наивного самолюбия маленького человека, злобного, доверчивого и бестолкового одновременно. И уж совсем глупо надеяться на то, что простое несогласие с фактом наличия оккультной власти способно ее отменить или хотя бы ограничить.

    Власть была и будет сопряжена с тайными аспектами бытия, доступными лишь избранным, немногим, — «коллективному Мэрлину», и той единственной фигуре, на которую этот «Мэрлин» сделает ставку. Нам, русским, нам, евразийцам, сегодня нужен вождь. Настоящий вождь, не суррогат, не профан, не чиновник, не маргинальный выскочка, не маниакальный себялюбивец. Нам нужна полноценная пара — «Артур» и «Мерлин», священный царь и истинный жрец, компетентный в тайных извивах Предназначения.

    Без этого мы, весь народ, будем лишь послушной отарой у погонщиков из «мирового правительства», которое вот-вот объявит о своем существовании открыто (последние строки из новой книги Збигнева Бжезинского «Великая шахматная доска»* имеют прямое отношение к решимости архитекторов «нового мирового порядка» провозгласить пришествие новой планетарной власти). Без этого наши протесты и наши восстания, наши марши и наши кампании будут легко использованы в своих интересах тайными централами мондиализма.

    Магический властелин Евразии должен выводиться в пробирках национальной лаборатории духа уже сейчас. По правильным рецептам и вдали от самовлюбленных неофитов, лишь догадавшихся о существовании чего-то глубинного, но застывших в ужасе на пороге бездны, открывшейся их взору.

    Тайный Властелин Евразии. Tarnhari. Скрытый Царь. Спящий Император виртуальной континентальной Империи. Либо мы пробудим Его, истинно «держащего», либо атлантистский антихрист опечатает нас и наших детей своим темным знаком, несмываемым знаком «нового мирового порядка», порядка Левиафана.


С НАМИ БОГ



Српска Православна Црква

Епархија Рашко-Призренска - најновије информације са Косова - сведочења о терору над Србима

Принц Александар Карађорђевић

Кнез Александар Карађорђевић

Иконографска радионица Павловић




веб мајстор Преузмите банер Преузмите банер