Грб Краљевине Србије Грб Центра

HIGH PATRONAGE
ВИСОКИ
ПОКРОВИТЕЉ

BOARD FOR HERALDIC AND GENEALOGICAL STUDIES
ОДБОР ЗА
ХЕРАЛДИЧКЕ
И ГЕНЕАЛОШКЕ СТУДИЈЕ

BOARD FOR CULTURE
ОДБОР ЗА
КУЛТУРУ

Serbian Orthodox Action ''Sabor''
СРБСКА
ПРАВОСЛАВНА
АКЦИЈА
''САБОР''

 

ПОЧЕТНА
О НАМА
СИМВОЛИ
Грб
Застава
Слава
АКТИВНОСТИ
Документи
Саопштења
Трибине
Медији
Најаве
РИЗНИЦА
Извори
Мисли
Истраживања
Разно
НОВО(мапа)
ЛИНКОВИ

064/ 201 27 26
czipm@yubc.net











ОТ МОНАРХИИ ДО СОВДЕПИИ





Dr. Владимир Константинович Невярович






Царское достоинство, как печать высшего духовного дара,
было уготовано изначально для каждого человека
по неизреченной милости Божией.
Но человек добровольно утратил сей великий дар царства;
уклонился в самоволие, преступил заповедь Творца, совершил грехопадение.
Политическим результатом этого грехопадения
стали различные извращения Божественного монархического принципа –
деспотия, демократия, совдепия.




    В толковом словаре Живого Великорусского языка В.И. Даля монархия определяется как «правление, где верховная власть в руках одного лица».19 Крупнейший русский теоретик монархического учения Л.А. Тихомиров (1852–1923) дает близкую по смыслу формулировку: «Монархия есть единоличная власть, поставленная в качестве верховной».



СУЩНОСТЬ МОНАРХИИ



Свети Симеон Нови Богослов    Другой признанный авторитет «народной монархической идеи» Иван Солоневич справедливо обращает внимание на то, что само по себе понятие «монархии» еще не определяет окончательно положение вещей. Действительно, можно владеть всей полнотой власти и без монархии и, напротив, быть монархом без власти или с резко ограниченными на нее правами. Так безвластны в свое время были польские, шведские короли, японские императоры...

    Декоративными в действительности являются ныне некогда всесильные троны практически всех без исключения европейских стран, включая королевскую Англию с ее знаменитыми многовековыми монархическими традициями, Испанию и Швецию.

    «История человечества, – по справедливому утверждению упомянутого выше Ивана Солоневича, – есть по преимуществу монархическая история», ибо республики появлялись обычно лишь после крушения монархий. «Православные (же) народы, – как пишет протоиерей Михаил Азкул (Сирия), – всегда жили при монархии – языческой, христианской, мусульманской или еретической».

    Как отмечал Лев Тихомиров, «в народной борьбе за существование, требующей сосредоточения сил, легко возникает потребность единого вождя, который и делается царем». Сам же народ, по мысли митрополита Московского Филарета (Дроздова), народился «от некоего меньшего племени, а племя произошло от семейства», в котором и следует искать истоки и первые образцы власти и подчинения. Такую власть, по дару Божиему, в семье имеет отец. Эта власть произошла вместе с сотворением человека: «Когда сыны сынов разродились в народ и в народы из семейства возросло государство, необъятное для естественной власти отца, – Бог дал этой власти новый, искусственный образ и новое имя в лице царя».

    Историю возникновения царского достоинства возводили к Адаму единодушно все святые отцы. Так, к примеру, преп. Симеон Новый Богослов в своем «Слове о покаянии» пишет: «Бог вначале создал человека царем всего земного, и не только земного, но и того, что находится под кровом небесным: ибо и солнце, и луна, и звезды созданы для человека».

    Эту же мысль развивает в своем «Нравственном богословии для мирян» и протоиерей Евгений (Попов): «Первым царем на земле был Адам, равно как дети его были первыми природно-подданными его. Затем явилось на земле другое и третье семейство... Отец семейства назывался «патриархом» и был для своей семьи, как для маленького государства, и государем, и судьей, и военачальником в случае нападения врагов. Потом из больших семейств составились народы, из народов образовались государства, а совместно с этим из власти патриарха возникла власть законодателя, судьи и, наконец, царя».

    Итак, царское достоинство, как печать высшего духовного дара, было уготовано изначально для каждого человека по неизреченной милости Божией. Но человек добровольно утрачивает сей великий дар царства; уклоняясь в самоволие, преступает заповедь Творца, совершает грехопадение.

    Тем не менее Господь и после грехопадения наших прародителей не лишает полностью человечество сопричастности царскому достоинству. Человек остается носителем царственного ума (в отличие от всего животного и растительного мира), имеет свободную (поистине царственную) волю, великие творческие (царственные) преобразовательные задатки и способности. Вместе с тем право называться царем распространяется теперь лишь на избранных лиц, хотя и продолжает заключать в себе высочайший смысл и значение.

Атаман Богдан Михаилович Хмељницкиј    Существенно изменяется и суть царской власти, которая уклоняется более в сферу сугубо земных и властных отношений. Тем не менее сакральный смысл сопричастности личности царя божественному остается в памяти всех народов мира. Недаром и в Священном Писании эти два слова ставятся так часто рядом (сравните: «Бога бойтеся, царя чтите» – Мф. 22, 21; «кесарево кесарю, а Божие Богу» – 1 Петр. 2, 17; «Бойся сын мой, Господа и царя» – Притч. 24, 21; а также смотри: Пс. 20, 2, Дан. 2, 21 и другие).

    История развития всех народов мира подтверждает, что на определенных этапах развития человечества последовательно появляются вначале вожди племени, затем князья и, наконец, цари, воплощающие собой (при образовании государств) уже некую высшую степень государственной власти. Но как бы человечество ни развивалось, какие бы политические государственные формы оно ни принимало, всегда владеет Вышний царством человеческим (см. Дан. 4, 22), – подчеркивал митрополит Филарет идею вневременной связи человечества с Творцом неба и земли.

    В Священной Книге Ветхого Завета откровение о будущих царях еврейского народа имели еще Моисей и Авраам. Титул «царь» прилагается в Библии к предводителям народов (Ис. 8, 21), князьям (Нав. 12, 9, 24) и вождям народов.

    Вместе с тем понятие о невидимом Царе царствующих, представителями которого здесь, на земле, или орудиями служат все земные монархи, проходит почти всюду на страницах Священного Писания. Идея некоей аналогии между Царем невидимым и земным владыкой, облаченным в царственную единодержавную власть, безусловно, как уже было подчеркнуто выше, присутствовала в сознании народов, начиная с глубокой ветхозаветной древности. Причем это присутствие касается всех народов земли.

    Итак, в историческом плане монархия есть выразительница не только государственного (или племенного), но прежде всего богоустановленного начала, она есть религиозно-мистический идеал, основанный на вере!

    Согласно Тихомирову, сама религиозная вера народа «порождает инстинктивное стремление к монархической власти». А лично монарх (царь) «есть направитель всей исторической жизни нации». И, как пишет М. Назаров, «монархия – принцип вечный, высший и всегда возможный; если же он становится для какой-то нации невозможным, то лишь по нравственному падению самой нации».

    Из всех существующих форм государственной власти принято выделять обычно три основные:

    1. монархию, или единовластное правление;

    2. аристократию, или правление высшего, привилегированного, лучшего слоя людей (от греческого слова «аристос» – лучший);

    3. демократию (в дословном переводе демократия означает народовластие), где власть делегирует народ.

    Святитель Григорий Богослов (IV в.) аристократическую форму правления называл полиархией, а демократию именовал анархией, причем видел в последней непременную спутницу атеизма. Он утверждал при этом, что «православные почитают монархию, поскольку она подражает единству Бога, в то время как полиархия предполагает рассеивание Его могущества, разделение Его сущности... И, наконец, анархия, правление народа, богословски заключает в себе распыление Божией сущности. Иными словами, власть оказывается настолько раздробленной, что при ней становится уже почти невозможным постичь само существование Бога».

    Кроме перечисленных выше основных форм власти, современные ученые выделяют еще авторитарные формы правления, именуя их как диктатуру, деспотизм, тиранию, автократию, абсолютизм. Однако, пожалуй, более справедливо было бы рассматривать последние с позиции извращения трех классических форм власти, известных человечеству еще со времен Аристотеля.

    Совершенно уникальной и не постижимой полностью и по сей день никакому здравому разуму явилась форма власти после крушения России – т.н. «совдепия» («советия»), или «советская власть». Эта форма правления явилась извращенным синтезом антирелигиозного фанатизма, тирании, диктатуры, геноцида собственного народа с фантастическим бредом величия и массовым беснованием в общегосударственном масштабе.

    Вместе с тем первые режимы правления с «вождями» Лениным и особенно Сталиным были в то же время фактически деспотически-монархическими, ибо власть одного лица практически была неограниченной и неподотчетной ни правительству, ни тем более народу. Нынешний период в России следовало бы также выделить особым образом как постсовдеповский, постсоветский.

    Провозглашенная после горбачевской «перестройки» демократия в России совершенно не отражает сути реально происходящих коренных изменений, затрагивающих саму душу России, ее сердце. Создается убеждение в том, что гибельные процессы, происходящие в нашей отчизне, не столь уж спонтанны и стихийны, а четко спланированы и умело управляются извне определенными исполинскими силами. Думается, до полного исполнения святоотеческих пророчеств ждать осталось недолго...


МОНАРХИЯ И ПОЛИТИКА



Свети Григорије Богослов    Справедливости ради надо отметить, что сама тема о монархии относится к одной из наиболее сложных для постижения. Во многом это объясняется тем, что долгие годы монархическая форма правления подвергалась (и продолжает подвергаться) сознательной дискредитации со стороны антихристианских сил. Даже в Царской России многие выдающиеся историки были тесно связаны с масонством (к примеру, не избежал таковой печальной близости с преступной тайной организацией даже такой корифей российской исторической науки, как Н.М. Карамзин, сумевший все же, во многом благодаря честной и бескомпромиссной работе над историей отечества, порвать с масонством, куда был вовлечен с юных лет), а потому сознательно извращали изложение отечественной истории.

    Примечательно к сказанному суждение Льва Толстого, высказанное после прочтения «Истории России» знаменитого нашего классика С. Соловьева. Так, 4 апреля 1870-го года Толстой пишет в своем дневнике: «Читаю историю Соловьева. Все, по истории этой, было безобразие в допетровской России: жестокость, грабеж, правеж, грубость, глупость, неумение ничего сделать... Читаешь эту историю и невольно приходишь к заключению, что рядом безобразий совершилась история России. Но как же так ряд безобразий произвели великое единое государство?

    Но кроме того, читая о том, как грабили, правили, воевали, разоряли (только об этом и речь в истории), невольно приходишь к вопросу: что грабили и разоряли?.. Кто и как кормил хлебом весь этот народ?.. Кто ловил черных лисиц и соболей, которыми дарили послов, кто добывал золото и железо, кто выводил лошадей, быков, баранов, кто строил дома, дворцы, церкви, кто перевозил товары? Кто воспитывал и рожал этих людей единого корня? Кто блюл святыню религиозную, кто сделал, что Богдан Хмельницкий передался России, а не Турции или Польше?..»

    О советском же времени и говорить нечего. Все учебники истории ненавидели царскую власть и дружно ругали ее. В советской исторической науке вообще не прослеживалось никакой исторической добросовестности. Факты предназначались лишь для того, чтобы выборочным путем конструировать идеологические подпорки для ветшающих коммунистических догм.

    Крушения царствующих режимов в мире в мифологизированных учебниках объяснялись обычно историческими закономерностями, объективными законами развития цивилизации и прочими домыслами. Обзор Царской России в наших учебниках и ныне фиксирован пристрастно, акценты делаются на ошибках, промахах, неудачах русских государей, сознательно карикатурируются их личности. А ведь именно русские Цари веками собирали, укрепляли Русь, создали небывалое по могуществу царство, охватывающее 1/6 территорию суши всей земли, уникальную культуру, нравственность, науку, искусство...

    Священная монархия представляет собой важнейший раздел православного учения о государственности, который, безусловно, должен ныне изучаться во всех православных учебных структурах, начиная с детских воскресных школ. Согласно приводимой уже выше глубокой и справедливой мысли о. Павла Флоренского, суть монархии заключается не в юридическом устроении формы правления, а относится к вопросам вероучительным, то есть православную монархию можно (и должно) рассматривать как целостный, в достаточной степени богословски разработанный и сформулированный отцами и учеными мужами Церкви раздел православного учения! Ту же мысль находим мы и у архиепископа Серафима Соболева, в свою очередь ссылающегося на митрополита Московского Филарета (Дроздова)...

Отац Павел Александрович Флоровскиј    Вместе с тем, несмотря на важность и актуальность проблемы, сторонникам монархии все же следует, как представляется, остерегаться некоторых соблазнов нашего времени, не способствующих делу становления богоугодной священной монархии. Одним из подобных соблазнов является уклонение в сторону чрезмерной теоретизации монархической идеи с утратой органической взаимосвязи со святоотеческим учением. В таком случае возникает ощутимый крен в сторону внешней схоластической научности, обмирщенности или чрезмерной политизации.

    Нередко сама тема о священной монархии становится исключительно доминирующей в сознании монархистов, а царь земной начинает затмевать Царя Небесного. Дело доходит вплоть до кумиропочитания кесаря вне Христа. Примером подлинно православного подхода в трудах, посвященных священной монархии, могут служить работы святителей Филарета (Дроздова) и Серафима (Соболева), а никак не Солоневича (и даже не Тихомирова).

    Другим соблазном нашего времени является попытка форсировать партийную деятельность монархических организаций. Это путь опасный, ложный и ошибочный. Партийная деятельность чужда истинно православному мировоззрению и русской идеологии. Все партии, какие бы благие принципы они ни провозглашали, не объединяют, а разделяют народ. Их основная цель – борьба за власть (смотри подробнее о партиях ниже в специальной главе). Но не разделение, а объединение вокруг Православной Церкви необходимо русскому народу. В разделении – погибель, в объединении – спасение, уроки истории России наглядно свидетельствуют об этом.

    «Для возрождения России напрасны политические и программные объединения: России нужно нравственное обновление народа», – говорил святитель Иоанн Максимович, архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский.

    Православный монарх не является продуктом политических идей, он даруется Самим Господом Богом народу. «Власть монарха, – писал Иван Ильин, – дается ему не от иноземных, не от внутригосударственных сил (например, от армии, от гвардии, от народного голосования, от дворянства, от финансовых кругов; нет, она принадлежит ему в силу закона и возводит его ответственность к высшим источникам правосознания – к совести, к патриотизму, к Богу)», – но Царя, как метко выразился философ, «еще надо заслужить»!

    Вначале было Слово (Иоан. 1, 1). Вначале в Россию должно вернуться честное и правдивое Слово о православном Царе и священной монархии. И изойти оно должно не от политических монархических партий, а от Церкви Христовой. И такое слово сегодня начинает произноситься. К сожалению, готовности воспринять его в народе еще нет...

    «Самого царя – кто создал? – писал архимандрит Константин (Зайцев). – Церковь его создала! В этом – содержание всей русской истории. И склонилась пред царем Церковь как перед своим не только покровителем, но и служителем, ею помазываемым на царство и перед нею свою “программу”, неотменную и неизменную, возглашающим – Символ Веры. И перед каким царем склонилась Церковь? Перед тем, кто преемственно несет державное послушание кесарево как царь, возглавляющий Третий Рим!.. Вот что должно восстановиться!.. И только служение этой истине способно привести нас к тому времени, когда законно для Церкви будет думать о том, кто способен законно сесть на вымоленный у Бога наш царский престол».


КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ



Свети Серафим (Собољев)    Уже в ХIV главе книги Бытия Священное Писание упоминает имена некоторых языческих царей. Согласно «Полному православному богословскому энциклопедическому словарю», слово «царь» означает главного начальника, верховного правителя, вождя, повелителя, властителя страны или народа, государя, монарха. О величии и высоком достоинстве самого имени «царь» говорит тот факт, что оно употребляется в Священном Писании не только по отношению к людям, но и Самому Богу!

    Власть царя, как и мужа, и главы семейства, есть установление божественное, а не человеческое. «Начала и первого образа царской власти между людьми надобно искать в семействе, которое представляет первые начала человеческого общества (Быт. 1, 27–28)» – писал митрополит Филарет. А св. прав. Иоанн Кронштадтский поучал: «создав человека на земле – царя всех тварей земных и предназначив его к размножению, многочисленному, как песок морской или как звезды небесные, Царь Творец поставил царей к разным народам, произошедшим после столпотворения и смешения Вавилонского, и почтил их державою Своею и владычеством над народами и племенами – правом управления и суда над ними».

    «Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его кому хочет», – находим у пророка Даниила (Дан. 4, 14). Идея о божественном происхождении царской власти, согласно мнению Ивана Ильина, подтвержденному обстоятельными доказательствами, характерна фактически для всех народов мира. «Идея божественного происхождения монархии в искаженной форме имела место и в языческом мире – в Китае, Египте, Риме, Японии, – пишет современный публицист Е. Лукашевский. – Даже античные республики возводили основание своих государств к древним царям божественного происхождения – Гераклу, Миносу, Энею и т.д. Но сформулированная идея монарха как Помазанника Божия нашла свое выражение в древнем Израиле...».

    Между тем цари в самом богоизбранном племени появляются значительно позже, чем в окружавших израильтян народах и народностях. Однако уже Аврааму (Быт. 17, 6, 16) и патриарху Иакову (Быт. 35, 11) Бог предсказывал, что от них произойдут многие народы и цари. Причем обещания Бога, по мысли архиепископа Серафима (Соболева), имели характер высочайшей милости и великого благодеяния...

    О законности царской власти для еврейского народа свидетельствует и Второзаконие: «Когда ты придешь в землю, которую Господь, Бог твой, дает тебе, и овладеешь ею, и поселишься на ней, и скажешь: “поставлю я над собою царя, подобно прочим народам, которые вокруг меня”, то поставь над собою царя, которого изберет Господь, Бог твой» (Втор. 17, 14–15).

    Вместе с тем для угодного, в лице Бога, царского правления Господом дается ряд конкретных предписаний. В частности – чтобы царь «не умножал себе жен, дабы не развратилось сердце его, и чтобы серебра и золота не умножал себе чрезмерно» (Втор. 17, 17). Но самым наиважнейшим представляется следующий вневременный, Самим Богом изъявленный наказ для царей: «Но когда он (царь – В.Н.) сядет на престоле царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов, и пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии» (Втор. 17, 18–19).

    Итак, исходя из вышеизложенного, можно заключить: царское правление не было греховным для еврейского народа, но лишь регулировалось особыми предписаниями, что существенно отличало его от языческих царств. Царская власть должна была исполнять волю Божию и отличаться своей высокой правдой и справедливостью. Вот что написано на сей счет в книге премудростей царя Соломона: «Итак, слушайте, цари, и разумейте, научитесь, судьи концов земли! Внимайте, обладатели множества и гордящиеся перед народами! От Господа дана нам держава, и сила – от Вышнего, Который исследует ваши дела и испытает намерения. Ибо вы, будучи служителями Его царства, не судили справедливо, не соблюдали закона и не поступали по воле Божией. Страшно и скоро Он явится вам, – и строг суд над начальствующими...» (Прем. 6, 1–5).

    Евреи долгое время управлялись через вождей – пророков и судей – Самим Богом. Господь Бог был их Царем. Моисей, Иисус Навин и Судии были Его исполнителями; книги закона были их религиозно-государственными книгами. Через урим и туммим и через пророков Он объявлял народу Свою волю. Господь хотел видеть сей народ «царством священников и народом святым» (Исх. 19, 6). Велики Кнез Московски Василије II Тамни

    Такой способ правления, именующийся как теократический, несомненно, на порядок выше монархии, однако требует всенародной веры и высокого нравственного достоинства. Этих качеств у еврейского народа явно не хватило, ибо произошло сильное растление богоизбранного народа, так что даже сыновья священника Господня Илия вели, не стесняясь никого, развращенный и порочный образ жизни (1 Цар., гл. 2). Пришло время, когда само состояние еврейского народа требовало каких-то радикальных перемен. Вот как описывает эту достаточно сложную ситуацию проф. Санкт-Петербургской Духовной академии А.П. Лопухин (1852–1904) в книге «Библейская история»:

    «Желание иметь царя вызвано было в народе израильском окончательным сознанием своей неспособности к самоуправлению по тем возвышенным началам богоправления, которые изложены были в законодательстве Моисеевом. За время судей пришла в расстройство вся жизнь народа, как религиозно-нравственная, так и государственно-общественная и семейная. Богослужение хотя продолжало совершаться главным образом при скинии, но жертвы приносились в других местах, что легко вело к развитию суеверия и прямо к уклонению в идолопоклонство.

    При отсутствии твердой власти для наблюдения за исполнением законов, нравственность, к великому прискорбию отдельных благочестивых людей, все более падала. Господствовавшие повсюду своеволие и хищничество все более ослабляли силы народа, чем пользовались хананеи, безнаказанно расхищавшие царство Иеговы». Народ видел выход «единственно в учреждении твердой царской власти».

    Противники монархии чрезвычайно нажимают в своих доводах о якобы низком достоинстве монархической формы правления в глазах Бога, ссылаясь на 8-ю главу 1-й книги Царств. Для большей наглядности процитируем все начало 8-й главы: «Когда же состарился Самуил, то поставил сыновей своих судьями над Израилем. Имя старшему сыну Иоиль, а имя второму сыну его Авия; они были судьями в Вирсавии. Но сыновья его не ходили путями его, а уклонились в корысть и брали подарки, и судили превратно. И собрались все старейшины Израиля, и пришли к Самуилу в Раму, и сказали ему: вот, ты состарился, а сыновья твои не ходят путями твоими; итак, поставь над нами царя, чтобы он судил нас, как у прочих народов. И не понравилось слово сие Самуилу, когда они сказали: дай нам царя, чтобы он судил нас» (1Цар. 8, 1–6).

    Пророк стал молиться Господу и получил ответ: «И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними» (1 Цар. 8, 7).

    Доводы антимонархистов следующие: «Господь осудительно отнесся к просящему царя народу; более того, Он засвидетельствовал, что, прося царя, израильский народ тем самым отверг Бога!». Подобное толкование, конечно же, идет вразрез со святоотеческим. Правда здесь заключается лишь в том, что просить такого же видимого царя, как у прочих народов-язычников, вместо непосредственно Божьего правления было действительно греховным для богоизбранного народа. Грех заключался не в желании иметь царя, а в отступлении от Бога. «При этом Бог осудил в народе Своем недоверие к Его Промыслу, склонность к новому и подражание язычникам, но самую власть царя подтвердил и освятил Своим помазанием», – говорится в «Полном православном богословском энциклопедическом словаре». Именно об этом свидетельствует нам и Слово Божие (см. 1Цар. Гл. 8–12).

    Сам Господь Бог милостиво идет навстречу людям, даруя желанного царя, хотя и возводит его на царствование по-иному, нежели чем у окружающих народов: не через случайный приход или захват власти, как это бывало у язычников, а через особое помазание пророком Божиим, во исполнение воли Божьей и Божьего благоволения!

    Вот как Священное Писание говорит о возведении на царство первого царя: «И взял Самуил сосуд с елеем и вылил на голову его (Саула – В.Н.), и поцеловал его и сказал: вот, Господь помазывает тебя в правителя наследия Своего в Израиле, и ты будешь царствовать над народом Господним и спасешь их от руки врагов их...» (1Цар. 10, 1).

    Итак, пророк целует, поздравляет нового царя, говоря, что Сам Бог возводит, «помазывает» его на царство, свидетельствует о грядущих военных победах Помазанника Божьего над врагами. Где же здесь греховность или богонеугодность царской формы власти? Неужели Господь бы благословил пророка на греховное деяние? Нет, но наверняка бы потребовал покаяния у согрешившего народа, чего мы не видим в Священном Писании.


ЧЕТЫРЕ ИСТИНЫ



Свети Филарет Московски    Тихомиров в книге «Монархическая государственность» пишет: «В протестантстве очень распространена мысль, будто бы в Библии царская власть не одобряется и составляет, как выражено в Библии, “грех перед Господом”... Трудно понять, как повторяют подобные вещи люди, читавшие Библию».

    Еще более ясно и подробно достоинство царской власти раскрывается в творениях святых отцов и церковных учителей. Особенно убедительно (если не сказать изумительно и блестяще!) решают эту задачу митрополит Московский Филарет (Дроздов) в «Христианском учении о царской власти и об обязанностях верноподданных» и архиепископ Серафим (Соболев) в книгах «Русская идеология» и «Об истинном монархическом миросозерцании».

    Вот как объясняет становление царской власти у богоизбранного народа архиепископ Серафим в своем замечательном труде «Русская идеология»: «Господь учредил самодержавную власть царя для того, чтобы он спасал израильский народ от врагов его (1 Цар. 9, 16). Эта власть обеспечивает жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте (1 Тим. 2, 1–2), являясь источником временной счастливой и спасительной нашей жизни».

    Эта мысль об особой охранительной и оберегающей роли царской власти, причем не только от внешних и внутренних видимых врагов, но и от самого антихриста, весьма характерна для святых отцов, которые, согласно Священному Писанию, понимали высшее предназначение царя как «удерживающего» на земле от хаоса и беспредела (святители Иоанн Златоуст, Феофан Затворник и другие).

    Митрополит Московский Филарет (Дроздов) разъясняет, что лучшее и полезнейшее для людей правительство должно быть только в форме единоначалия. И именно с этой целью («для непрерывного единоначалия») «Бог в народе поставил царя». До того же, «во времена неведения, когда люди забыли Творца своего» Бог даровал Своему избранному народу патриарха Авраама, «чудесно сотворил Он качество отца и постепенно произвел от него племя, народ и царство; Сам воздвигал судей и вождей сему народу; Сам царствовал над сим царством (1Цар. 8, 7); наконец Сам воцарил над ним царей, продолжая и над царями чудесные знамения Своей верховной власти».     Кроме того, исходя из православного учения о священной монархии, святитель Филарет (Дроздов) выделяет четыре наиважнейших истины. Вот как комментирует их смысл архиепископ Серафим Соболев: «Первая, что Бог насаждает царя на престоле, или, иначе сказать, царская власть есть Божественное учреждение. Вторая, что Бог насаждает на престоле царевом от плода чрева царя, то есть: наследственность царской власти. Третья, что царская наследственная власть есть высокий дар Божий избранному Богом лицу, как об этом свидетельствует обещание сего дара с клятвою, а также и другое Божественное изречение: “Вознесох избранного от людей Моих” (Пс. 88, 20). Четвертое, что царская наследственная власть и для народа важный и благотворный дар Божий...».

Цар Петар I Романов - Велики    Не будем подробно останавливаться на этих богооткровенных истинах, столь блестяще раскрытых в работах святителя Филарета и архиепископа Серафима, а лишь адресуем интересующихся учением о священной православной монархии к подлинникам...

    Итак, исходя из всего вышесказанного, необходимо сделать четкий логический вывод: монархия есть истинно богоустановленная, а не надуманная, самовольно созданная, греховная в глазах Бога земная власть. Как подчеркивал Московский святитель Филарет, «Бог, по образу Своего небесного единоначалия, устроил на земле царя; по образу Своего вседержительства – царя самодержавного; по образу Своего царства непреходящего, продолжающегося от века и до века, – царя наследственного».

    Выпады современных противников монархии по поводу идеи уподобления в лице царя на земле небесного Божественного единоначалия кажутся совершенно несостоятельными.

    Например, один из ныне здравствующих известных наших православных богословов аргументировал свое несогласие с традиционным святоотеческим взглядом тем, что, дескать, Бог есть Троица, а потому и земная власть, если она претендует на зеркальное отображение небесного, должна быть представлена в трех лицах. Но Бог, как известно, един, хотя и в трех Лицах. И тайна сия велика!

    Впрочем, и земной царь сосредотачивает в себе как государственное политическое, так и военное, а в мирских вопросах даже и церковное единоначалие. Кроме того, в лице царя можно усмотреть слияние царского и священного достоинств. Если с царским достоинством понятно, то со священным уже нередки (особенно в наши дни) сомнения, неприятия и кривотолки, являющиеся, впрочем, прямыми признаками беснования, ибо опять-таки, как совершенно справедливо утверждал владыка Серафим (Соболев), подобные проявления характеризуют собой укоренившийся грех противления, хулы и крамолы на Помазанника Божия.


ЦАРЬ И ЦЕРКОВЬ



Свети Јован Шангајски и Санфранцискански    Нередко противники монархии утверждают, что царь есть такой же мирянин и поэтому, дескать, не имеет права вмешиваться в церковные вопросы. Но православный царь венчается на власть Церковью Христовой, а в ее лице Самим Богом. «Цари издревле называются “Помазанниками Божиими”, – писал в 1896-м году П.П. Пятницкий. – Самое это название свидетельствует о том, что цари не есть ставленники народные, но что Сам Бог облекает их властию на земле и повелевает им повиноваться, так как все помыслы и стремления царя всегда направлены на благо его народа».

    При помазании государя сим таинством призывается на Царя особая харизма – благодать Святаго Духа. Как писал в 1896-м году Воздвиженский, «по учению нашей Церкви, не признающие такой благодати подлежат анафематствованию и отлучению. В праздник Православия, совершающийся в первое воскресение Великого поста, между прочим провозглашается: “Помышляющим, яко православные государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благословению и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великого сего звания на них не изливаются: и тако дерзающим против их на бунт и измену – анафема!”».

    В основных законах Российской Империи было прямо указано: «Император, яко христианский государь, есть верховный защитник и хранитель догматов государственной веры и блюститель правоверия всякого в Церкви Святой благочестия». Таким образом, хотя царь и не является в узком смысле клириком Церкви, но представляет собой, безусловно, лицо священное.

    Еще священномученик Ириней, епископ Лионский, писал: «Всякий законный царь имеет священнический чин», – а святитель Григорий Палама, архиепископ Фессалонитский, указывал: «Бог удостоил царей царствовать над жребием Своим, над земною Церковью Своею». В особенно сложные и критические моменты истории монарх может брать в свои бразды правления и вопросы сугубо церковные, ибо «сердце царево в руках Господних».

    Как свидетельствовал еще раннехристианский историк Евсевий Кессарийский, «Он (царь), в случае взаимного несогласия епископов в различных областях, действовал как общий, поставленный от Бога епископ»... «В чрезвычайных случаях она (царская власть – В.Н.) есть высший источник правосудия по всяким делам и для людей всех ведомств, не исключая духовного», – писал профессор П.Е. Казанский.

    Именно так бывало в раннем христианстве по отношению ко всяким ересям, раздирающим Церковь, которые пресекались решительным вмешательством царской власти. Например, в истории России великий князь Василий II (Темный) властно и категорически отвергает унию с Западной церковью и не соглашается признать верховную власть Римского папы, но самолично свергает митрополита Исидора с кафедры, «яко отступника веры»; а государь Николай II своею высшей монаршей волею, вопреки медлительности Святейшего Синода, повелевает немедленно прославить угодников Божиих, ибо поистине сердце царево в руках Господних!.

    И не случайно в ХVI веке русского государя называли в народе «всероссийским церковным старостой». Иногда употребляется в литературе по отношению к христианскому вселенскому царю также термин «внешний епископ Церкви». Вместе с тем русские цари никогда не провозглашали себя главами Церквей, как это делали английские короли и некоторые протестантские монархи.

    По мысли проф. В.Д. Каткова, русский царь всегда ограничен рамками Православной Церкви и ответственен перед Богом.

Свети Праведни Јован Кронштатски    Впрочем, при истинной православной монархии и действительной (а не только лишь декларируемой) симфонии властей вмешательство царя в сугубо церковные вопросы не характерно или осуществляется только со взаимного согласия с Церковью в силу особого рода причин. Вместе с тем следует все же признать, что при нарушении православного учения о монархии и уклонении в сторону абсолютизма царская власть может нанести немало вреда для Церкви, что и бывало в русской истории во времена правления Петра I, Екатерины II и некоторых других русских самодержцев.

    И все же преимущество монархической формы правления в том и заключается, как точно отмечал еще историк И.Н. Болтин (1735–1792), что «ежели при нерадивом неспособном государе ослабевает правление, при другом паки поправится, паки придет в прежнюю силу; республика же ослабевшая никогда не поправится, никогда не оживотворится. Болезни монархические суть мимоходящие, легкие; а болезни республиканские – тяжкие и неисцелимые».





Свети Благоверни Страстотрпац Цар-Мученик Николај II Романов





Dr. Владимир Константинович Невярович


Српска Православна Црква

Епархија Рашко-Призренска - најновије информације са Косова - сведочења о терору над Србима

КОСОВО - Истина нема власника!

ОДБОР ЗА КОСОВО И МЕТОХИЈУ СВЕТОГA АРХИЈЕРЕЈСКОГA САБОРА СРПСКЕ ПРАВОСЛАВНЕ ЦРКВЕ

ОДБОР ЗА ЈАСЕНОВАЦ СВЕТОГA АРХИЈЕРЕЈСКОГA САБОРА СРПСКЕ ПРАВОСЛАВНЕ ЦРКВЕ

Помозите обнову Свете српске Царске Лавре - Манастира Хиландара

Епархија Западноевропска - Холандија


Српска Православна Црквена Општина Успења Пресвете Богородице у Цириху

Њ.К.В. Кнез Александар (Павлов) Карађорђевић

Њ.К.В. Принц Александар Карађорђевић

Њ.К.В. Кнегиња Јелисавета Карађорђевић

Њ.К.В. Кнез Никола и Кнегиња Љиљана Карађорђевић

Фондација Њ.К.В. Принцезе Катарине Карађорђевић

Њ.К.В. Кнез Никола Петровић-Његош

Монархија кроз векове

Руски Царски Дом

Грчки Краљевски Дом

Српско хералдичко друштво ''Бели Орао''

Руска хералдичка колегија

Словеначко хералдичко друштво

Српски хералдички Интернет магазин ''Глас хералда''

Руско Православно Монархистичко друштво

Русија Верних

Иконографска радионица ''Павловић''

Издавачка кућа ''Конрас''

Амерички журнал за руске и словенске студије









Зауставите Б-92!

КОСОВСКА ГРАМАТА




веб мајстор Преузмите банер Преузмите банер